Без науки угля не будет

В течение ближайших двух лет, как известно, намечено завершить приватизацию шахт, находящихся в ведении Министерства энергетики и угольной промышленности. Однако, как отмечает директор Донецкого научно-исследовательского угольного института, доктор технических наук Борис Грядущий, это не решит всех проблем, связанных с ТЭК и энергетической безопасностью государства. В связи с этим, очевидно, необходимо уже в кратчайшие сроки законодательно урегулировать взаимоотношение государства с частным капиталом и, как принято говорить, отработать дорожную карту, так как экономическая самодостаточность приватизированных шахт может носить временный характер.

   При исчерпании промышленных запасов угля в горных отводах возникнет необходимость вкладывать большие средства в проектирование и развитие шахт, при этом срок возврата вложенного капитала увеличится на 7-10 лет. Поэтому вполне вероятно, что при наличии более выгодных объектов для частного капитала возникает угроза оттока инвестиций в другие сферы бизнеса, что, в конечном счете, может привести к дефициту угля и необходимости его импорта наряду с углеводородным сырьем и топливом.

   В итоге государство вынуждено систематически контролировать ситуацию и принимать меры по поддержанию имеющегося шахтного фонда. В том числе и готовить научно-техническую базу с более высоким уровнем технологий, безопасности и жизнеобеспечения. Но, к сожалению, пока это в достаточной степени не происходит, бюджетное финансирование угольной науки уменьшилось за последние два года на 60%.

   На сегодняшний день, по мнению некоторых руководителей и научных сотрудников отраслевых институтов, в шахтерской науке не все гладко. В Украине ее разделили на отраслевую и академическую. Это привело к тому, что сейчас нет единой экономической политики в области науки, технического перевооружения. Сегодня, как, в частности, отмечает Борис Грядущий, ни одна шахта не в состоянии решить самостоятельно сложные вопросы, связанные с углублением горных работ, должным образом выявить причины газодинамических явлений и прочего. В этом могут помочь только специалисты отраслевых институтов. Но до недавнего времени отраслевые институты финансировались из бюджета, а также государственными предприятиями и частными компаниями. В данное время угольных государственных предприятий стало меньше, к тому же появился профицит угля. Он стал неликвидным, \»черное золото\» лежит не только на складах шахт, но и у энергетических компаний. Если уголь не реализуется, то, соответственно, не поступают деньги и на науку. Не слишком много средств и у государства, да оно и так взяло на себя огромную заботу, финансируя затраты на себестоимость угля.

   В общем, с одной стороны, ученые отраслевых институтов понимают, что государство не может выдерживать такую нагрузку. С другой — как без науки? Ведь, как не устают повторять ученые, ни одна шахта сама в сложных горных условиях не сможет самостоятельно выявить те же газодинамические явления. Горная наука работает для всех предприятий, независимо от форм собственности. Сегодня, например, у Донецкого угольного государственного института много разработок, которые решают проблемы поддержания скважин, что находятся под воздействием горного давления, движением массивов. Их реализация смогла бы ускорить и увеличить добычу метана из-под земли. Но на все это нужны средства, в том числе и на проведение экспериментов на шахтах. И одним из выходов из ситуации могло бы стать учреждение инновационного фонда развития ТЭК. Пополняться он, как полагают некоторые руководители отраслевых институтов, должен и за счет отчислений частными предприятиями, входящими в сферу управления Министерства, части дохода от реализуемой товарной продукции.

   Министерством энергетики и угольной промышленности проделана серьезная и нужная работа по отбору шахт для последующей их реконструкции. На основе тщательного анализа были отобраны 15 шахт, которые впоследствии смогут увеличить объемы добычи в два-три раза и продлить срок своей работы на 25 — 30 лет. Эта работа, безусловно, потребует значительных затрат, но их будет намного меньше, чем если бы строить 4 — 5 новых шахт при том же объеме добычи. Безусловно, такой проект может быть успешно выполнен только при самом активном участии отраслевой и, может, даже академической науки.

По материалам \»Вечерний Донецк\»